vartsaba (vartsaba) wrote,
vartsaba
vartsaba

Первая глава научно-фантастического рассказа МЕГИДДО

                   М Е Г И Д Д О

            Научно – фантастический рассказ

 

                       Эпиграф

 

  …И видел я, что выходили из  уст змия, и из уст зверя, и из уст неправдивого пророка три духа нечистых как жабы,-

   Это духи демонские, что творят знамения. Они выходят к царям всего мира, чтоб собрать их на войну того великого дня Вседержителя Бога….

   …И собрал их на место, которое по-еврейски называется Армагеддон.

    Седьмой же Ангел вылил чашу свою на воздух. И голос громкий прозвучал из небесного храма из престола, говоря: “Случилось!”

 

 

 Виталик стоял на краю крыши пятиэтажного дома и смотрел вниз. Ему было совсем не страшно, даже не кружилось в голове. Затем он медленно перевел свой взгляд на противоположный дом, находящийся через дорогу. - Расстояние до него наверно метров двадцать - подумал Виталий. Разведя руки в стороны, он прыгнул и с необычайной легкостью устремился к противоположному зданию. Невесомое тело со всех сторон обтекали потоки ветра. Наслаждаясь полетом, он долетел до кромки крыши и крепко вцепился обеими руками за карниз.- Держись крепче – услышал он знакомый голос – сейчас я тебе помогу. Подняв голову вверх, он увидел свою подругу Олю. Она стояла на краю крыши и пыталась подать Виталию руку.Виталий не решался оторвать свои руки от металлического карниза. Пальцы рук стали медленно разжиматься. Сознание обволокло волной страха, от чего сердце, получив изрядную дозу адреналина, стало биться в два раза быстрее. Левая рука, не выдержав напряжения, медленно соскользнула с гладкой металлической поверхности. Сознание охватил панический ужас. Виталик безуспешно пытался схватить протянутую ему Олину руку. Правая рука тоже медленно сползала с карниза. Еще несколько секунд и прийдется поддаться земному притяжению… Виталий проснулся в холодном поту. Часы показывали полседьмого утра. До сигнала будильника оставалось полчаса. Можно еще немного насладиться утренним полудремом. Открыв форточку, Виталий вновь прилег. Сегодня ему предстоит изрядно потрудиться. Рост монокристалла подходил к завершению. Пока все шло гладко, и Виталий был доволен предварительными результатами.

 После окончания обучения в Ужгородском Государственном университете на кафедре химии твердого тела и полупроводников, Ковач Виталий поступил в аспирантуру в одна тысяча девятьсот девяностом году, где продолжал заниматься выращиванием кристаллов и дальнейшим изучением их свойств, под руководством известного в определенных кругах профессора, доктора химических наук Папп Юлия Викентьевича. В ходе эксперимента был выращен образец монокристалла, используя такие материалы как: кремний, германий, арсенид галлия, кристаллические решетки которых называются  алмазоподобными. Сегодня наступил тот день, когда после длительного ожидания должен родиться результат – на свет появится кристалл с гипотетически качественно новыми характеристиками, открывающие огромные перспективы в дальнейшем его применения в радиоэлектронике и приборостроении.

 В предвкушении интересной работы, Виталий медленно шел по набережной, наслаждаясь ароматом цветущей липы, самой длинной липовой аллеи в Европе. У здания химического факультета он встретил несколько своих друзей, оживленно беседовавших о чем-то. Среди них он заметил Олю, с улыбкой на лице поддерживающую разговор. Сейчас она меньше всего похожа на научного сотрудника, тем более занимающегося квантовой химией. Веселый нрав скрывал глубокий интеллект, используемый в науке, граничащей с философией. Виталию даже как-то неловко было вспоминать, когда они вместе учились на одном курсе, и при сдаче очередного экзамена по квантовой химии ему пришлось просить помощь у Оли. Позже она тоже поступила в аспирантуру. Как правило, квантовая химия удел ребят, однако Оля могла дать фору любому из однокурсников.    

  С утра на кафедре уже кипела работа - лаборанты готовили реактивы и посуду для студентов и аспирантов. Преподаватели готовились к лекциям и коллоквиумам. Виталий спустился в аппаратную к установкам роста кристаллов и поэтапно стал извлекать сырой кристалл. Подготовив все необходимое, он начал разрезать кристалл на пластины. На протяжении нескольких недель удалось вырастить всего несколько миллиметров, однако этого вполне хватит для проведения эксперимента – снятия основных физико-химических показателей. Разделение кристалла очень ответственный момент. Необходимо распилить его в поперек роста при помощи обыкновенной гитарной струны. В результате Виталий получил две пластинки диаметром около сантиметра и толщиной три миллиметра. Следующий шаг – шлифовка. Это тоже довольно скурпулезный процесс, требующий определенных навыков, и осуществляющийся вручную. Одно неловкое движение и поверхность пластинки покрылась паутиной мелких трещин. Вторая пластина получилась удачно, ее гладкая поверхность выглядела как зеркало. По всем правилам поверхность пластинки необходимо активировать, протравив ее в растворе кислоты. Кислота должна соответствовать определенной концентрации, иначе пластина попросту растворится, или потеряет свои качества. Виталий решил проверить концентрацию кислоты при помощи Рн(пе-гаш)-метра, используемого для определения кислотности растворов. Стрелка прибора показала тройку. – Необходимо хотя бы четыре – подумал Виталий, сжимая пластинку в левой руке. Стрелка Рн-метра медленно поползла вверх, к четверке. – Черт побери, опять кто-то из лаборантов расстроил прибор - подумал Виталий. На калибровку прибора мало времени, поэтому Виталий решил старым методом проверить кислотность – при помощи лакмуса. Несколько капель лакмуса  окрасили раствор в темно-малиновый цвет, соответствовавший Рн три.

- Хорошо, что вообще показывает кислую среду а не щелочную – сердито бросил Виталий. На сегодня ему по горло хватило неприятных сюрпризов – испорченная пластинка, расстроенный прибор. - Не хватало еще угробить вторую пластину, тогда недели работы насмарку. - Стоило Виталию подумать о щелочном растворе, как красный цвет раствора стал менять окрас на синий, что соответствовало Рн восемь - щелочной раствор.- Ни фига себе, мистика какая-то – выругался Виталий. Включенный Рн – метр тоже показывал восьмерку. Виталий положил на стол пластину. Стрелка прибора медленно стала двигаться к тройке.- Хоть бери и на вкус проверяй, кисло или нет – продолжал возмущаться Виталий, однако объяснений так и не нашел. После нескольких минут перекура, Виталий мысленно прокрутил в голове всю последовательность его действий. Ничего странного в своих действиях он не находил. Вот только пластинка... Поле того, как Виталий освободил руки от пластины, растворы приняли исходные параметры. – Странно – подумал Виталий – необходимо все проверить заново. – Виталий повторил эксперимент. Но на этот раз он решил не ограничиваться только кислотностью растворов, эксперимент включил в себя проверку плотности, температуры кипения и других физико-химических характеристик различных растворов. В результате эксперимента Виталий обнаружил, что, держа в ладони пластинку монокристалла, мысленно можно влиять практически на все основные параметры испытуемых растворов. Так вода в пробирке может закипеть при восьмидесяти градусах по Цельсию, если, держа в руках пластинку, подумать об этом. Кусок канифоли превратился в жидкость, стоило Виталию четко представить это. Целая серия  экспериментов говорила о том, что пластинка каким-то образом помогает мысленно воздействовать на физико-химические параметры растворов и веществ. Невероятность происходившего настолько поразила Виталия, что он снова и снова повторял эксперимент и во всех случаях получал подтверждение гипотезы. К вечеру голова гудела как колокол, хотелось расслабиться и отдохнуть. Виталик покидал кафедру последним, даже лаборанты ушли раньше. Завтра Юлию Викентьевичу необходимо представить предварительный доклад о завершенном росте монокристалла и предварительные результаты исследовании его физико-химических свойств. – Неплохо бы выпить бокал холодного пива и спокойно все обдумать - подумал Виталий. На улице смеркалось, и дневная жара сменялась вечерней прохладой. Один за другим включались городские фонари, не давая Ужгороду погрузиться во мрак. Город начинал жить вечерней жизнью. После небольшого перерыва на час пик на улицу стали выходить люди, не спеша, прогуливаясь по небольшому центру самого маленького областного центра на Украине. Яркие неоновые вывески завлекали проходящих по “Корзо” прохожих, зайти в одно из многих, выросших как грибы после дождя, кооперативных кафе. Однако Виталий отдавал предпочтение небольшому бару – “Над Ужем”, расположенному на студенческой набережной. Здесь всегда можно выпить действительно свежее чешское пиво с фирменными охотничьими колбасками. Первые глотки свежего холодного пива, оставляющего на бокале капли росы, с жадностью поглощенные залпом, остудили взбудораженный ум молодого ученого. Виталий еще и еще раз прокручивал в голове проведенные днем эксперименты. Как ни крути, вывод напрашивался один – физический контакт с пластиной монокристалла каким-то образом позволял мысленно менять физико-химические свойства и параметры исследуемых веществ. От одной мысли об этом кидало в жар. Срабатывал принцип – все, что неизвестно, иногда сильно пугает. Однако никакой мистикой здесь не пахнет. Вспомнилась одна статья, нашумевшая в свое время. Речь шла об интересном опыте, поставленном чешским инженером и сенсетивом Павлитой. Суть его заключалась в том, что любая объемная форма неким образом структурирует вокруг себя пространство, оказывая тем самым влияние на другие формы, в том числе биологические объекты. Назвали это явление эффектом объемного резонанса, и даже было запатентовано в 1968 году. Напрашивается мысль – а нельзя ли при помощи резонатора, в данном случае пластина монокристалла, имеющего алмазоподобную кристаллическую решетку, усиливать психическую энергию, генерируемую мозгом, и воздействовать ею на вещество.

 После второго бокала пива и сытного ужина ноги Виталия обмякли и стали “ватными”, хотя сознание работало четко. Выйдя на свежий воздух, его окончательно развезло и захотелось спать.

 …Виталий стоял на краю огромной скалы, у подножья которой колосилась зеленая пшеница. С высоты птичьего полета она выглядела как огромное зеленое море, каждый раз волнующееся при малейшем порыве ветра.- До ближайшей скалы метров семьсот -

Подумал Виталий. Он с трепетом смотрел вниз на волнующееся изумрудное море. С трудом оторвав взгляд от завораживающей картины, он устремил его вдаль где виднелась небольшая скала, на вершине которой стояла группа людей. Разведя руки в стороны, Виталий прыгнул. С необычайной легкостью он парил в воздухе, наслаждаясь скоростью полета и прекрасным панорамным видом. С каждой секундой, приближаясь к противоположной скале, он более отчетливо стал различать силуэты людей. До боли знакомые лица, среди которых он узнал Олю. Подлетая к скале, тело Виталия обрело вес, будто наливаясь свинцом, потянуло его вниз. Группа людей, как по приказу отвернулись. И только Оля с вопрошающим взглядом продолжала наблюдать, как Виталий, долетев до уступа,

ухватился за край его и пытался взобраться наверх. Камни выскакивали из-под рук, мешая покрепче вцепиться за выступ.- Давай руку, я помогу - Оля протянула Виталию правую руку, пытаясь ему помочь, однако попытка ухватиться оказалась неудачной…

 Проснулся Виталий с учащенным сердцебиением. Пропитанная потом простыня прилипла к телу, однако во рту влаги не доставало. Деревянным языком он попытался облизать высохшие губы, от чего  неприятные ощущения сухости усилились.- Что за дурацкий сон,  дежавью какое то? – подумал Виталий, посмотрев на часы. Без пяти семь – время собираться. Отбросив остатки неприятных ощущений, Виталий стал собираться на химфак.

  У входа на факультет, в скверике, как всегда, группами собирались студенты и аспиранты, о чем-то беседуя. В одной из таких групп он заметил Олю.

- Привет Оля! Как на счет чашки кофе на перерыве? У меня есть чем похвастать!

- Хорошо, если пообещаешь, что мне это действительно станет интересно, тем более, что я договорилась с девчонкам сходить в магазин.  

- Интересно не то слово, потрясающе!

  Юлий Викентьевич с девяти часов утра принимал доклады студентов дипломантов и аспирантов на кафедре. Каждый докладчик старался лаконично и точно передать суть проведенного эксперимента и при этом отвечать на поставленные зав.кафедры вопросы. Дошла очередь и до Виталия.

 - Ну что молодой человек, как завершился рост кристалла? Вы успели снять его основные характеристики и параметры?

 - В основном да, но пришлось несколько раз перепроверить теоретически рассчитанные результаты. Очень большой разброс, большая разница между теоретическими и практическими данными. Вот результаты…

  Юлий Викентьевич внимательно ознакомился с записями Виталия.

- Ну и в чем проблема, уважаемый аспирант? – пытался полушутя съязвить зав.кафедры. Хотя все знали о его необычайно мягком характере.- Вы приборы откалибровали?

 Виталию пришлось полностью рассказать о тех необычайных результатах, полученных в ходе эксперимента. Юлий Викентьевич молча слушал и внимательно смотрел на Виталия поверх очков. Когда Виталий закончил, Юлий Викентьевич все также молча взял ручку и стал что-то записывать в свой блокнот. Виталий не ожидал такой реакции зав.кафедры. Он предполагал, все что угодно – удивление, сарказм, шутки. Но на лице шефа не было даже тени удивления.- Вот что молодой человек – сказал он – пока никому не разглашайте свои наблюдения, и будьте добры, проверьте вот эти два показателя – Юлий Викентьевич сделал запись в рабочем журнале Виталия.

 Время до перерыва пролетело необычайно быстро.

 За чашкой ароматного кофе “по-закарпатски” Виталий встретился с Ольгой.

 - Ну и чем ты меня решил удивить, на сей раз? – спросила Оля.

 - Вот посмотри – Виталий показал свой рабочий журнал, исписанный формулами и расчетами. – Шеф просил не распространяться. Глянь Оля, здесь есть нюансы. – Виталий вкратце прокомментировал ход эксперимента. Олины глаза зажглись как два маленьких уголька. Не скрывая восторг, она задавала вопрос за вопросом, пока не утолила свой голод естествоиспытателя.

 - А ты сам, что думаешь по этому поводу?

 - Пока не знаю. Что-то с экстрасенсорикой связано, хотя никогда не предполагал, что обладаю какими-то экстрасенсорными способностями. Очевидно, кристалл их каким-то образом усиливает. Тем более, вот - вместо резюме шеф написал проверить два показателя. Это, как ты понимаешь, связано с резонансными свойствами в области околозвуковых частот. Сегодня после обеда 

начинаю работать в этом направлении. И, все же, я пока не услышал твое мнение.

 - Трудно что-либо определенно предполагать, но мне кажется, я уже читала о подобных явлениях. С точки зрения классической науки и Марксистско-Ленинской философии, это не идет ни в какие ворота. А вот дедушка Энштейн в свое время пролил свет на процессы и явления, не укладывающиеся в сознание простого обывателя. Но не все его труды увидели свет. Кроме него многие светила науки в области квантовой физики, химии, математики, а также изотерики и философы пытались объяснить связь человека с окружающим миром, связь между пространством и временем. К ним можно отнести академика В.И.Вернадского, Л.Д.Ландау, Е.М.Лифшница , А.Фридмана, Н.А.Козырева и многих других. Кстати, Виталик, знаешь ли ты, что многие из этих великих ученых, оставивших свой след в развитии науки, были не только учеными. Они обладали и так называемыми паранормальными способностями - сенсорика, ясновидение, телепатия…

- А при чем здесь ясновидение и телепатия?

- А при том, что многие из них чувствовали связь с внешним миром. Многие пытались разобраться в механизме приема и передачи энергии и информации на расстоянии, что именно является их носителем? Так Тесла достиг небывалого  успеха в области передачи энергии на расстоянии, а Вернадский обосновал гипотезу существования огромного хранилища вселенской информации рожденной человеческим разумом и назвал его ноосферой. О взаимосвязи мировых и космических процессов и происходящего на Земле люди догадывались давно. Тысячелетия назад были написаны трактаты о строении атома и устройстве Вселенной, о многомерности Мироздания. Неспособность классической науки объяснить многие артефакты привели к появлению все новых и новых гипотез. Многие из них не выдержали проверки временем и забывались. Другие появлялись на страницах различных изданий. Необходимость существования скорости передачи информации и мысли в Мироздании, если не  мгновенной то, по крайней мере, многократно превышающей скорость света, привела к появлению гипотез о существовании микролептонных, тахионных и торсионных полей. В этих гипотезах делалась попытка отыскивания новых дальнодействующих полей, так как получаемая информация о Вселенной, существующей только в электромагнитном спектре, оказывалась недостаточной и не позволяла объяснить многое. В 1913 году Французский математик  Эли Картан указал на возможность существования торсионных полей, возникающих вокруг всякого вращающегося тела. А, через несколько десятилетий, Г.И. Шипов в книге “Теория физического вакуума”  обосновал это теоретически. Если гипотетические гравитационные поля порождаются массой, электромагнитные – зарядом, то торсионные поля формирует классический спин, представляющий собой квантовый аналог углового момента вращения. В теории торсионных полей присутствует ряд удивительных свойств, в корне отличающихся от общепринятых научных догм. Энергия и импульс торсионного поля равны нулю. Торсионное поле переносит информацию без переноса энергии. Торсионные поля, схожие по своей природе с гравитационными, их невозможно экранировать. Иначе говоря, если торсионные поля, образующиеся спином молекул ДНК головного мозга, вступают в резонанс с торсионными полями молекул любого предмета, то человек может видеть или чувствовать этот предмет на любом расстоянии, и в любом месте, где бы этот предмет не находился. Мысленно человек может проникать куда угодно, вот только не у всех это получается.

- Интересно с тобой, Оля. Прямо как на лекции по квантовой. Столько информации за сорок минут.

- Все это теория, хотелось бы, в самом деле, увидеть чего ты наворотил.

- Наверно не скоро получится, шеф попросил - пока не распространятся. Тем более он не обрадуется, увидев тебя в лаборатории.

 Будучи под впечатлением после беседы с Олей, Виталий спустился в лабораторию и приступил к проверке тех параметров, которые просил проверить зав.кафедры. Виталий как обычно настроил измерительную аппаратуру, затем подсоединил к генератору околозвуковых частот отшлифованную  монокристаллическую пластинку. Меняя частоту и амплитуду излучения  колебаний генератора, Виталий вдруг заметил, что в какой-то момент, у него в сознании произошел какой-то скачек. Что-то очень напоминавшее ему переход в фазу сна, только более отчетливо. Никогда до сих пор ему не удавалось обнаружить границу между сном и бодрствованием. Похожие ощущения испытал, когда ему делали наркоз, во время операции на аппендицит. Сознание на несколько мгновений помутилось, затем приобрело более высокую чувствительность. Обострилось обоняние, слух, зрение. Со всех сторон на него обрушились до сих пор неведомые ему запахи, звуки. И тут Виталика словно окатили ведром холодной воды. Он с ужасом обнаружил, что парит в воздухе, на высоте около полуметра над приборным столом. Но более всего его повергло в шок то, что он увидел самого себя, внизу, держащим пластинку, подсоединенную к генератору…


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment